Сборник сказки и истории

Детство и юность

Ганс Христиан Андерсен (общепринятое русскоязычное написание, правильнее будет Ханс Кристиан) родился 2 апреля 1805 года в третьем по величине городе Дании – Оденсе. Некоторые биографы уверяли, что Андерсен – незаконнорожденный сын датского короля Кристиана VIII, но на самом деле будущий литератор рос и воспитывался в бедной семье. Его отец, которого также звали Ганс, трудился башмачником и едва сводил концы с концами, а мать Анна Мари Андерсдаттер работала прачкой и была малограмотной женщиной.

Ганс Христиан Андерсен

Глава семейства верил, что его родословная начиналась из знатной династии: бабушка по отцовской линии рассказала внуку, что их семья принадлежит к привилегированному социальному классу, однако эти домыслы не нашли подтверждения и с течением времени были оспорены. О родственниках Андерсена много слухов, которые и по сей день будоражат умы читателей. Например, поговаривают, что дедушку писателя – резчика по профессии – в городке считали сумасшедшим, потому что тот делал из дерева непонятные фигурки людей с крыльями, похожих на ангелов.

Дом, где родился и вырос Ганс Христиан Андерсен

Ганс-старший познакомил дитя с литературой. Он читал отпрыску «1001 ночь» – традиционные арабские сказки. Поэтому каждый вечер маленький Ганс окунался в волшебные истории Шахерезады. Также отец с сыном обожали совершать прогулки по парку в Оденсе и даже побывали в театре, который произвел на мальчика неизгладимое впечатление. В 1816 году отец писателя умер.

Реальный мир был для Ганса суровым испытанием, он рос эмоциональным, нервным и чувствительным ребенком. В таком душевном состоянии Андерсена виноваты местный задира, попросту раздающий тумаки, и учителя, ведь в те смутные времена наказания розгами были обыденным делом, поэтому будущий писатель считал школу непосильной пыткой.

Сказочник Ганс Христиан Андерсен

Когда Андерсен наотрез отказался посещать занятия, родители определили юношу в благотворительную школу для бедных детей. Получив начальное образование, Ганс стал учеником ткача, затем переквалифицировался в портного, а позже трудился на сигаретной фабрике.

Отношения с коллегами по цеху у Андерсена, мягко говоря, не заладились. Его постоянно смущали пошлые анекдоты и недалекие шутки рабочих, а однажды под общий гогот с Ганса стянули штаны, чтобы убедиться, мальчик он или девочка. А все потому, что в детстве литератор обладал тоненьким голосом и зачастую пел во время смены. Это событие заставило будущего писателя окончательно уйти в себя. Единственными друзьями юноши были деревянные куклы, некогда сделанные его отцом.

Ганс Христиан Андерсен

Когда Гансу исполнилось 14 лет, в поисках лучшей жизни он переехал в Копенгаген, который в то время считался «скандинавским Парижем». Анна Мари думала, что Андерсен уедет в столицу Дании ненадолго, поэтому отпустила горячо любимого сына с легким сердцем. Ганс покинул отчий дом, поскольку мечтал стать знаменитым, хотел познать актерское ремесло и играть на сцене театра в классических постановках. Стоит сказать, что Ганс был долговязым юношей с длинным носом и конечностями, за что и получил обидные прозвища «аист» и «фонарный столб».

Ганс Христиан Андерсен читает книгу детям

Также Андерсена дразнили в детстве «писателем пьес», потому что в доме мальчика был игрушечный театр с тряпочными «лицедеями». Старательный молодой человек с забавной внешностью создавал впечатление гадкого утенка, которого приняли в Королевский театр из жалости, а не потому, что тот прекрасно владел сопрано. На подмостках театра Ганс исполнял второстепенные роли. Но вскоре его голос стал ломаться, поэтому однокашники, считавшие Андерсена в первую очередь поэтом, посоветовали молодому человеку сконцентрироваться на литературе.

Ганс Христиан Андерсен

Йонас Коллин, датский государственный деятель, который заведовал финансами в период царствования Фредерика VI, очень любил непохожего на всех юношу и убедил короля оплатить образование молодого писателя.

Андерсен учился в престижных школах Слагельсе и Эльсинора (где сидел за одной партой с учениками, младшими его самого на 6 лет) за счет казны, хотя и не был рачительным учеником: Ганс так и не одолел грамоту и всю жизнь делал множественные орфографические и пунктуационные ошибки в письме. Позже сказочник вспоминал, что студенческие годы снились ему в кошмарных снах, потому что ректор постоянно критиковал юношу в пух и прах, а, как известно, Андерсен этого не любил.

Сказочник, который всего боится

Молодой автор видел себя серьезным драматургом, чьими произведениями будут восхищаться потомки, чьи пьесы будут ставить на подмостках Королевского театра, откуда его в свое время выгнали, и тогда все узнают и поймут. Но лучше всего Андерсену удавались сказки: вдохновение он черпал из тех немногих счастливых детских воспоминаний, когда они с отцом гуляли по побережью, ставили кукольные спектакли.

 denmarklife.ru

В мире сказок Андерсена каждый имеет душу и богатую жизненную историю: будь то катушка ниток, или птенец лебедя, неожиданно попавший в утиную стаю. Герои Андерсена, как и он сам, отчаянно ищут свое место в жизни, страдают от своей непохожести на других (как тот же Гадкий утенок), но в итоге становятся самими собой. И именно в этих волшебных перерождениях, в победе над обстоятельствами кроется секрет популярности сказок Андерсена.

Почти все его главные герои несколько автобиографичны, они испытывают такие же жизненные трудности, как и автор, но у всех них есть одно качество, которого никогда не было у Андерсена — храбрость. Маленькая Герда не побоялась отправиться в опасный путь ради похищенного Кая, Принцесса уже на эшафоте вяжет последнюю рубашку из крапивы для своего заколдованного брата-лебедя, даже тихоня Дюймовочка храбро улетает от ненавистного крота на ласточке.

Он боялся завистливых людей (такому великому писателю, как он, несомненно, завидовали, как иначе) и отравлений.

Ганс Христиан Андерсен. Анне Лисбет

Анне Лисбет была красавица, просто кровь с молоком, молодая, веселая. Зубы сверкали ослепительною белизной, глаза так и горели; легка была она в танцах, еще легче в жизни! Что же вышло из этого? Дрянной мальчишка! Да, некрасив-то он был, некрасив! Его и отдали на воспитание жене землекопа, а сама Анне Лисбет попала в графский замок, поселилась в роскошной комнате; одели ее в шелк да в бархат. Ветерок не смел на нее пахнуть, никто — грубого слова сказать: это могло расстроить ее, она могла заболеть, а она ведь кормила грудью графчика! Графчик был такой нежный, что твой принц, и хорош собою, как ангелочек. Как Анне Лисбет любила его! Ее же собственный сын ютился в избушке землекопа, где не каша варилась, а больше языки трещали, чаше же всего мальчишка орал в пустой избушке один-одинешенек. Никто не слыхал его криков, так некому было и пожалеть! Кричал он, пока не засыпал, а во сне не чувствуешь ведь ни голода, ни холода; сон вообще чудесное изобретение! Годы шли, а с годами и сорная трава вырастает, как говорится; мальчишка Анне Лисбет тоже рос, как сорная трава. Он так и остался в семье землекопа, Анне Лисбет заплатила за это и развязалась с ним окончательно. Сама она стала горожанкой, жилось ей отлично, она даже носила шляпки, но к землекопу с женой не заглядывала никогда — далеко было, да и нечего ей было у них делать! Мальчишка принадлежал теперь им, и так как есть-то он умел, говорили они, то и должен был сам зарабатывать себе на харчи. Пора было ему взяться за дело, вот его и приставили пасти рыжую корову Мадса Йенсена.

Цепной пес на дворе белильщика гордо сидит в солнечные дни на крыше своей конуры и лает на прохожих, а в дождь забирается в конуру; ему там и сухо и тепло. Сынишка Анне Лисбет сидел в солнечные дни у канавы, стругая кол, и мечтал: весною он заприметил три цветка земляники, — «наверно, из них выйдут ягоды!» Мысль эта была его лучшею радостью, но ягоды не поспели. В дождь и непогоду он промокал до костей, а резкий ветер просушивал его. Если же случалось ему забраться на барский двор, его угощали толчками и пинками; он такой дрянной, некрасивый, говорили девушки и парни, и он уже привык не знать ни любви, ни ласки!

Так как же сынку Анне Лисбет жилось на белом свете? Что выпало ему на долю? Не знавать ни любви, ни ласки!

Наконец его совсем сжили с земли — отправили в море на утлом судне. Он сидел на руле, а шкипер пил. Грязен, прожорлив был мальчишка; можно было подумать, что он отроду досыта не наедался! Да так оно и было.

Стояла поздняя осень, погода была сырая, мглистая, холодная; ветер пронизывал насквозь, несмотря на толстое платье, особенно на море. А в море плыло однопарусное утлое судно всего с двумя моряками на борту, можно даже сказать, что их было всего полтора: шкипер да мальчишка. Весь день стояли мглистые сумерки, к вечеру стало еще темнее; мороз так и щипал. Шкипер принялся прихлебывать, чтобы согреться; бутылка не сходила со стола, рюмка — тоже; ножка у нее была отбита, и вместо нее к рюмке приделана деревянная, выкрашенная в голубой Цвет подставка. «Один глоток — хорошо, два — еще лучше», — думал шкипер. Мальчик сидел на руле, держась за него обеими жесткими, запачканными в дегте руками.

Некрасив он был: волоса жесткие, унылый, забитый вид… Да, вот каково приходилось мальчишке землекопа, по церковным книгам — сыну Анне Лисбет.

Ветер резал волны по-своему, судно по-своему! Парус надулся, ветер подхватил его, и судно понеслось стрелою. Сырость, мгла… Но этим еще не кончилось! Стоп!.. Что такое? Что за толчок? Отчего судно взметнулось? Что случилось? Вот оно завертелось… Что это, хлынул ливень, обдало судно волною?.. Мальчик-рулевой вскрикнул: «Господи Иисусе!» Судно налетело на огромный подводный камень и погрузилось в воду, как старый башмак в канаву, потонуло «со всеми людьми и мышами», как говорится.

«Внебрачный сын короля»

Семейство Андерсен в датском Оденсе считалось, мягко говоря, странноватым: дед будущего писателя был столяром, и бывало, вырезал из дерева странные фигурки сказочных существ. Конечно, простому человеку такое и в голову бы не пришло, поэтому Ганс Христиан твердо верил семейной легенде о благородном происхождении своего деда. Кроме того, его отец, будучи простым сапожником, знал грамоту, в отличие от матери Ганса Христиана, которая была прачкой.

Именно отец будущего сказочника познакомил его с волшебными мирами сказок и легенд: он читал сыну «Сказки 1001 ночи», сам смастерил кукольный театр, и они проводили вместе целые вечера, разыгрывая волшебные представления. Именно тогда у мальчика зародилась любовь к театру, которую он пронесет через всю свою жизнь, и именно с театром будет связывать свое будущее.

Гораздо позднее, в первой автобиографии, Андерсен писал, что является ни больше ни меньше, а внебрачным сыном короля Кристиана VIII. Однако современные исследователи единодушны в своих выводах — семья писателя происходила из низших сословий.

Дом, в котором родился сказочник

После смерти отца в 1816 году, Андерсену приходится работать, чтобы хоть как-то помочь матери сводить концы с концами. Он был учеником портного на ткацкой фабрике, однако работники издевались над нескладным, высоким мальчиком, дразнили его за неуклюжесть и неестественно высокий голос.

Не лучше дела обстояли и в школе — мальчик еле-еле справлялся с грамотой, одноклассники травили его, а тот факт, что в школах того времени практиковались телесные наказания учеников, впечатлительного мальчика сломил окончательно. С грехом пополам он окончил школу при местной церкви и в 14 лет решительно заявил матери, что он отправляется в Копенгаген, чтобы стать знаменитым. Мать с легкой душой его отпустила — она была уверена, что ее сын очень скоро вернется с пустыми руками в родной город, но этого так и не случилось.

Только не «детский писатель»

Когда его сказки читали почти в каждом доме, дети Копенгагена в благодарность подарили любимому сказочнику «самую большую коробку конфет в мире». Андерсен был разгневан и оскорблен. Всплыли все детские обиды на школьных задир — наверняка эти маленькие проказники желают ему зла, неужели эти глупые дети не знают, что вот уже долгие годы он страдает почти от ежедневной зубной боли? Конечно, они вздумали его отравить. И подарок датских малышей был отправлен племянницам писателя.

Детей Андерсен недолюбливал, даже не любил совсем. Он считал их, прежде всего, разносчиками инфекций, у них же почти всегда немытые руки и лица. Он серьезно обижался, когда его называли «детским писателем». Ведь писал-то он для взрослых. Но всякий раз, когда писатель садился за более большую форму, нежели короткая сказка — его настигал творческий кризис. Все его страхи и сомнения становились сильнее, одна истерика сменяла другую и жизнь становилась невыносимой.

Путешествия и «дружба» с Диккенсом

В 1833 году Андерсен по королевскому гранту отправляется в путешествие по Европе. Путешествия становятся его страстью, увлечением, несмотря на то, что он боялся подхватить в пути какую-нибудь заразу, или того хуже — потерять паспорт. В дороге немного отступала его маниакальная тревожность, и он мог работать.

Всего в путешествиях Андерсен провел 15 лет своей жизни. Он был благосклонно принят в Великобритании, там его сказки были особенно популярны. Однако викторианская мораль была против тех жестокостей, что были в оригиналах историй.

Кстати говоря, редактировали его сказки и в Советском Союзе — да, герои Андерсена храбры, испытания и отвага — это очень по-советски, но его герои религиозны. Мало кто знает, но Герде в ее скитаниях по ледяной пустыне помогали именно ангелы — в критические моменты она читала молитвы, и ангелы спускались с небес, чтобы помочь девочке. Именно ангелы забрали в Рай, к бабушке, несчастную Девочку со спичками, благодаря молитве многие персонажи, как и сам Андерсен, воспитывавшийся в строй христианской морали, спасались не только сами, но и спасали свои души.

Рождественская открытка с Г.-Х. Андерсеном. Иллюстратор Клаус Беккер-Ольсен

Андерсену же было не до редакторских проблем. Ведь в Великобритании он познакомился со своим учителем — Чарльзом Диккенсом. Между ними завязалась переписка — по крайней мере, Андерсен был в этом уверен. Диккенс же, как и все англичане, был просто вежлив. Однако от его вежливости не осталось и следа, когда этот странный датчанин вдруг ввалился без приглашения к нему в дом на Рождество. Так их «дружба» и закончилась.

Признанный, но одинокий

Были ли у Андерсена настоящие друзья? Любил ли он кого-нибудь, кроме самого себя? На эти вопросы нет ответов.  Однако он твердо верил в то, что сам себе придумывал и надумывал — начиная со своего «королевского происхождения», заканчивая дружбой с Диккенсом.  Женщин, судя по всему, писатель не знал, а если и заходил в бордель (а такое бывало), то просто ради того, чтобы поговорить, излить душу случайной падшей женщине.

Платонические отношения связывали его со шведской оперной певицей Женни Линд. Андерсен караулил ее у черного входа в театр, писал ей полные нежности письма, она отвечала ему, называя «братцем». Писателю было уже около 40 лет, а взбалмошной красотке не больше 25. Характер у нее, впрочем, как и у Андерсена был скверный: театралы со смехом подсчитывали, сколько концертов Женни провела за сезон, а сколько сорвала.

К старости Андерсен был знаменит и популярен, вхож во многие благородные дома, был даже дружен с датской принцессой Дагмар — будущей женой Александра III и матерью последнего русского императора Николая II. Об ее отъезде в Россию в дневнике Андерсена сохранилась запись: «Бедное дитя!» Увы, его слова стали пророческими.

Андерсен обожал вести дневники и фотографироваться. На фотографиях особенно гротескно выделялись все недостатки его внешности — длинный нос, скуластое лицо, непропорциональная фигура. Но он, казалось, этого не замечал и нарочито принимал наиболее изысканные позы.

Был заядлым коллекционером творчества Пушкина: сейчас в его доме-музее хранится несколько рукописных тетрадей великого поэта, бывшие у него в собственности. Несмотря на свою социопатию, Андерсен любил ходить в гости и на приемы — но не ради великосветской беседы, а для того, чтобы поесть — голодное и полное лишений детство никогда не оставляло его.

Однажды ему предложили такой вариант его прижизненного памятника (несомненно, для тщеславного писателя это было знаком грандиозного признания) — он, Андерсен сидит в окружении детей, малыши «облепили» его и внимательно слушают сказки.

Андерсен почти не имел дома мебели, он ее боялся. Особые страхи и опасения несла кровать — почему-то писатель был уверен, что она принесет ему погибель. Традиционно скандинавские кровати высокие, забирались на них по лесенке. Будучи уже пожилым человеком, сказочник упал с кровати, и сильно расшибся. Последствия этого несчастного случая лечили три года, и они стали одной из причин его смерти в возрасте 69 лет.

Писатель был похоронен в 1875 году на столичном кладбище Ассистенс.

В 2012 году один из исследователей творчества Андерсена, Эйнар Сиг Аскгор, сотрудник городского музея Оденсе, обнародовал ранее неизвестную сказку «Сальная свечка». Уникальность этого открытия состоит в том, что, по мнению исследователя, это самое раннее произведение писателя — возможно, он написал его еще в школе.

Рассказываем про еще одного знаменитого персонажа из мира литературы для детей: «Только не насилие!» Как Астрид Линдгрен изменила отношение к детям.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Editor
Editor/ автор статьи

Давно интересуюсь темой. Мне нравится писать о том, в чём разбираюсь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Море книг
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector