Волшебное слово и другие рассказы

НАВЕСТИЛА

(В. Осеева)

Валя не пришла в класс. Подруги посла-ли к ней Мусю.

— Пойди и узнай, что с ней: может, она больна, может, ей что-нибудь нужно?

Муся застала Валю в постели. Валя лежала с завязанной щекой.

— Ох, Валечка! — сказала Муся, присажи-ваясь на стул. — У тебя, наверно, флюс! Ах, какой флюс был у меня летом! Целый на-рыв! И ты знаешь, бабушка как раз уехала, а мама была на работе…

— Моя мама тоже на работе, — сказала Валя, держась за щёку. — А мне надо бы по-лосканье…

— Ох, Валечка! Мне тоже давали поло-сканье. И мне стало лучше! Как пополощу, так и лучше! А ещё мне помогала грелка, го-рячая-горячая…

Валя оживилась и закивала головой:

— Да, да, грелка… Муся, у нас в кухне стоит чайник…

— Это не он шумит? Нет, это, верно, дождик!

Муся вскочила и подбежала к окну.

— Так и есть — дождик! Хорошо, что я в галошах пришла! А то можно простудиться!

Она побежала в переднюю, долго стучала ногами, надевая галоши. Потом, просунув в дверь голову, крикнула:

— Выздоравливай, Валечка! Я ещё приду к тебе! Обязательно приду! Не беспокойся!

Валя вздохнула, потрогала холодную грелку и стала ждать маму.

— Ну что? Что она говорила? Что ей нуж-но? — спрашивали Мусю девочки.

— Да у неё такой же флюс, как был у меня! — радостно сообщила Муся. — И она ничего не говорила! А помогают ей только грел-ка и полосканье!

ЗЛАЯ МАТЬ И ДОБРАЯ ТЁТЯ

(В. Осеева)

У Дашеньки были мама и тётя. Они обе лю-били свою девочку, но воспитывали её по-раз-ному.

Мама заставляла Дашеньку рано вставать, прибирать комнату, учить уроки. Она учила свою дочку шить и вышивать, любить труд и не бояться никакой работы…

А тётя ничего не заставляла делать; она сама решала за Дашеньку задачки, на целый день отпускала девочку в лес с подругами.

— У меня злая мать и добрая тётя! — го-ворила подругам Дашенька.

Но прошли годы, прошло с ними и дет-ство. Выросла Дашенька, поступила на рабо-ту. Не нахвалятся на неё люди — золотые ру-ки у Дашеньки: за что ни возьмётся, быстрей всех сделает…

— Кто же это научил тебя так рабо-тать? — спросят, бывало, женщины.

Загрустит Дашенька, опустит голову.

— Учила меня моя мама, спасибо ей.

А о тёте Дашенька ничего не скажет…

ПУГОВИЦА

(В. Осеева)

У Тани оторвалась пуговица. Таня долго пришивала её к лифчику.

— А что, бабушка, — спросила она, — все ли мальчики и девочки умеют пришивать свои пуговицы?

—Вот уж не знаю, Танюша; отрывать пуго-вицы умеют и мальчики и девочки, а приши-вать-то всё больше достаётся бабушкам.

—Вот как! — обиженно сказала Таня. — А ты меня заставила, как будто сама не ба-бушка!

МЕЧТАТЕЛЬ

(В. Осеева)

Юра и Толя шли неподалёку от берега реки.

— Интересно, — сказал Толя, — как это со-вершаются подвиги? Я всё время мечтаю о по-двиге!

— А я об этом даже не думаю, — ответил Юра и вдруг остановился…

С реки донеслись отчаянные крики о помо-щи. Оба мальчика помчались на зов… Юра на ходу сбросил туфли, отшвырнул в сторону кни-ги и, достигнув берега, бросился в воду.

А Толя бегал по берегу и кричал:

— Кто звал? Кто кричал? Кто тонет?

Между тем Юра с трудом втащил на берег плачущего малыша.

— Ах, вот он! Вот кто кричал! — обрадо-вался Толя. — Живой? Ну и хорошо! А ведь не подоспей мы вовремя, кто знает, что бы-ло бы!

Синие листья

У Кати было два зелёных карандаша. А у Лены ни одного. Вот и просит Лена Катю: — Дай мне зелёный карандаш. А Катя и говорит: — Спрошу у мамы.

Приходят на другой день обе девочки в школу. Спрашивает Лена: — Позволила мама?

А Катя вздохнула и говорит: — Мама-то позволила, а брата я не спросила. — Ну что ж, спроси ещё у брата, — говорит Лена.

Приходит Катя на другой день.

— Ну что, позволил брат? — спрашивает Лена. — Брат-то позволил, да я боюсь, сломаешь ты карандаш. — Я осторожненько, — говорит Лена. — Смотри, — говорит Катя, — не чини, не нажимай крепко, в рот не бери. Да не рисуй много. — Мне, — говорит Лена, — только листочки на деревьях нарисовать надо да травку зелёную. — Это много, — говорит Катя, а сама брови хмурит. И лицо недовольное сделала.

Посмотрела на неё Лена и отошла. Не взяла карандаш. Удивилась Катя, побежала за ней: — Ну, что ж ты? Бери! — Не надо, — отвечает Лена. На уроке учитель спрашивает: — Отчего у тебя, Леночка, листья на деревьях синие? — Карандаша зелёного нет. — А почему же ты у своей подружки не взяла?

Молчит Лена. А Катя покраснела как рак и говорит: — Я ей давала, а она не берёт.

Посмотрел учитель на обеих: — Надо так давать, чтобы можно было взять.

До первого дождя

Таня и Маша были очень дружны и всегда ходили в школу вместе. То Маша заходила за Таней, то Таня — за Машей.

Один раз, когда девочки шли по улице, начался сильный дождь. Маша была в плаще, а Таня — в одном платье. Девочки побежали.

— Сними свой плащ, мы накроемся вместе! — крикнула на бегу Таня.
— Я не могу, я промокну! — нагнув голову с капюшоном, ответила ей Маша.

В школе учительница сказала:
— Как странно, у Маши платье сухое, а у тебя, Таня, совершенно мокрое. Как же это случилось? Ведь вы же шли вместе?
— У Маши был плащ, а я шла в одном платье, — сказала Таня.
— Так вы могли бы укрыться одним плащом, — сказала учительница и, взглянув на Машу, покачала головой. — Видно, ваша дружба до первого дождя!

Обе девочки густо покраснели: Маша за Таню, а Таня за себя.

Синие листья

У Кати было два зелёных карандаша. А у Лены ни одного. Вот и просит Лена Катю:
— Дай мне зелёный карандаш. А Катя и говорит:
— Спрошу у мамы.

Приходят на другой день обе девочки в школу. Спрашивает Лена:
— Позволила мама?

А Катя вздохнула и говорит:
— Мама-то позволила, а брата я не спросила.
— Ну что ж, спроси ещё у брата, — говорит Лена.

Приходит Катя на другой день.

— Ну что, позволил брат? — спрашивает Лена.
— Брат-то позволил, да я боюсь, сломаешь ты карандаш.
— Я осторожненько, — говорит Лена. — Смотри, — говорит Катя, — не чини, не нажимай крепко, в рот не бери. Да не рисуй много.
— Мне, — говорит Лена, — только листочки на деревьях нарисовать надо да травку зелёную.
— Это много, — говорит Катя, а сама брови хмурит. И лицо недовольное сделала.

Посмотрела на неё Лена и отошла. Не взяла карандаш. Удивилась Катя, побежала за ней:
— Ну, что ж ты? Бери!
— Не надо, — отвечает Лена. На уроке учитель спрашивает:
— Отчего у тебя, Леночка, листья на деревьях синие?
— Карандаша зелёного нет.
— А почему же ты у своей подружки не взяла?

Молчит Лена. А Катя покраснела как рак и говорит:
— Я ей давала, а она не берёт.

Посмотрел учитель на обеих:
— Надо так давать, чтобы можно было взять.

Несколько интересных материалов

  • Короленко — В дурном обществе

    Данное произведение начинается с того, что описывается замок, в котором на данный момент живут все нищие. Повествование ведется от лица девятилетнего мальчика Васи, который лишился матери, и теперь его воспитывает отец

  • Паустовский — Заячьи лапы

    Однажды к сельскому ветеринару пришёл мальчишка. Звали его Ваня Малявин. Под курткой он принёс маленького зайчика, по мордочке которого катились слёзы.

  • Пушкин Пир во время чумы читать текст онлайн

    Действия разворачиваются в период массовых заболеваний чумой. Некоторое количество человек, потерявших своих близких из-за эпидемии

  • Салтыков-Щедрин — Гиена

    В центре событий гиена, которая обладает миловидной внешностью, которую описывает автор. Несмотря на приятный и привлекательный внешний вид, она обладает достаточно скверным характером, который у всех окружающих

  • Салтыков-Щедрин — Христова ночь

    Холод, темнота, тишина вокруг и ни души… Вдруг среди этого уныния раздаются далёкие, но звонкие голоса колоколов. Оживает всё вокруг, и улицы наполняются спешащими людьми. В обычные дни они заняты тяжёлой работой

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Editor
Editor/ автор статьи

Давно интересуюсь темой. Мне нравится писать о том, в чём разбираюсь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Море книг
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector