Николай сладков

Краткая биография Николая Сладкова для школьников

Годы жизни: 05.01.1920 — 28.06.1996. Прожил 76 лет.

Жанры, в которых работал: рассказы, сказки.

Основные произведения: «Бюро лесных услуг», «Как медведя переворачивали», «Суд над декабрём», «Почему год круглый», «Медвежья горка».

Интересные факты из жизни Н. И. Сладкова

  1. Со второго класса он вёл дневник наблюдений за природой.
  2. В молодости он любил охотиться, но со временем изменил своё отношение к этому занятию. С тех пор он занимался исключительно фотоохотой.
  3. Писатель выступал за запрет зоопарков, считая, что животные в них живут в плохих условиях, неполноценной жизнью.
  4. Он любил лично раскрывать тайны природы, и однажды погружался в водолазном костюме в прорубь, чтобы узнать, где зимуют раки.

Сочинение «Мой любимый писатель Николай Сладков»

Моим любимым писателем является Николай Сладков. Я очень люблю читать рассказы о природе, о различных животных и их повадках, и мне кажется, что именно он писал о животных лучше других писателей. Его рассказы всегда увлекательны и познавательны, в них много интересных фактов и тонких наблюдений. Видно, что сам писатель хорошо знает лес и его обитателей.

Один из моих самых любимых рассказов этого писателя — «Медвежья горка». В нём автор рассказывает о встрече с семьёй медведей, которая случилась на горном склоне. С большой любовью писатель описывает играющих неслухов-медвежат, и забывает при взгляде на них об опасности встречи с диким зверем. Но, конечно, всё в рассказе закончилось благополучно, и медведица последовала за медвежатами вниз по склону, испугавшись охотника. На самом деле, Сладков не был охотником. Напротив, он всю жизнь ратовал за то, чтобы никто не охотился на зверей, и поэтому всегда брал с собой в лес фотоаппарат.

Хороший снимок намного лучше охотничьего трофея, и никому не причиняет боли. Мне нравится бережное отношение писателя к диким животным, и к природе в целом. Это очень актуально и по-современному.

Ещё лучше литератору удавались сказки, где героями оказывались самые простые животные. Те же медведи, зайцы, лисы, различные птицы. Писатель использовал сказочные приёмы, чтобы рассказать про обычные для природы вещи.

Например, в сказке «Как медведя переворачивали» он рассказывает о приходе весны, которую задержал ленивый мишка в своей берлоге. А в сказке «Почему год круглый» в споре Солнца, Ели и Дуба с юмором объясняется происхождение этого выражения.

Мне очень нравится его творчество, потому что все эти рассказы действительно добрые. Они заставляют полюбить природу так, как любил её писатель, будят воображение и желание получше узнать окружающий мир. Я ещё сильнее полюбила природу после того, как познакомилась с этими рассказами. И поэтому считаю его своим любимым писателем.

Вежливая галка

Много у меня среди диких птиц знакомых. Воробья одного знаю. Он весь белый – альбинос. Его сразу отличишь в воробьиной стайке: все серые, а он белый.

Сороку знаю. Эту я по нахальству отличаю. Зимой, бывало, люди за окно продукты вывешивают, так она сейчас же прилетит и все растреплет.

А вот галку одну я приметил за её вежливость.

Была метель.

Ранней весной бывают особые метели – солнечные. Снежные вихри завиваются в воздухе, всё сверкает и несётся! Каменные дома похожи на скалы. Наверху буран, с крыш, как с гор, текут снежные водопады. Сосульки от ветра растут в разные стороны, как косматая борода Деда Мороза.

А над карнизом, под крышей, есть укромное местечко. Там два кирпича из стены выпали. В этом углублении и устроилась моя галка. Чёрная вся, только на шейке серый воротничок. Галка грелась на солнце да ещё расклёвывала какой-то лакомый кусок. Уютное местечко!

Если бы этой галкой был я, я бы никому такое местечко не уступил!

И вдруг вижу: подлетает к моей большой галке другая, поменьше и цветом потусклее. Прыг-скок по карнизу. Круть-верть хвостом! Села напротив моей галки и смотрит. Ветер её треплет – так перья и заламывает, так белой крупой и сечёт!

Моя галка кусок свой схватила в клюв – и шасть из углубления на карниз! Тёпленькое местечко чужой уступила!

А чужая галка хвать у моей кусок из клюва – и на её тёпленькое местечко. Лапкой чужой кусок прижала – клюёт. Вот бессовестная!

Моя галка на карнизе – под снегом, на ветру, без еды. Снег её сечёт, ветер перья заламывает. А она, дура, терпит! Не выгоняет маленькую.

«Наверное, – думаю, – чужая галка очень старая, вот ей место и уступают. А может, это всем известная и всеми уважаемая галка? Или, может, она маленькая, да удаленькая – драчунья». Ничего я тогда не понял…

А недавно вижу: обе галки – моя и чужая – сидят себе рядышком на старой печной трубе и у обеих в клювах прутики.

Эге, гнездо вместе строят! Тут уж каждый поймёт.

И маленькая галка совсем не старая и не драчунья. Да и не чужая она теперь.

А моя знакомая большая галка совсем не галка, а гал!

Но всё равно мой знакомый гал очень вежливый. Я такого первый раз вижу.

Чья проталина?

Увидела Сорока первую проталину – тёмное пятнышко на белом снегу.

– Моя! – крикнула. – Моя проталина, раз я первая её увидела!

На проталине семена, жучки-паучки копошатся, бабочка-лимонница лежит на боку – отогревается. У Сороки глаза разбежались, уж и клюв разинула, да откуда ни возьмись – Грач.

– Здр-расте, уже явилась! Зимой по вороньим помойкам шастала, а теперь на мою проталину! Некрасиво!

– Это почему же она твоя? – застрекотала Сорока. – Я первая увидала!

– Ты увидала, – гаркнул Грач, – а я о ней всю зиму мечтал. За тыщу вёрст к ней торопился! Ради неё тёплые страны покинул. Без неё и меня бы тут не было. Где проталины, там и мы, грачи. Моя проталина!

– Что он тут каркает! – затарахтела Сорока. – Всю зиму на юге грелся-нежился, ел-пил что хотел, а вернулся – проталину ему без очереди подавай! А я всю зиму мёрзла, с помойки на свалку металась, вместо воды снег глотала и вот, чуть живая, слабая, высмотрела наконец проталину, так и ту отнимают. Ты, Грач, только на вид тёмный, а сам себе на уме. Кыш с проталины, пока в темя не клюнула!

Прилетел на шум Жаворонок, огляделся, прислушался и защебетал:

– Весна, солнце, небо ясное, а вы ссоритесь. И где – на моей проталине! Не омрачайте мне радость встречи с ней. Я жажду песен!

Сорока и Грач только крыльями всплеснули.

– Почему же она твоя? Наша это проталина, мы нашли. Сорока всю зиму её ждала, все глаза проглядела.

А я, может, так торопился с юга к ней, что чуть крылья в пути не вывихнул.

– А я родился на ней! – пискнул Жаворонок. – Если поискать, так тут ещё и скорлупки от яичка, из которого я вылупился, можно найти! Вспомню, бывало, зимой на чужбине гнездо родное – и петь неохота. А сейчас песня так и рвётся из клюва – даже язык дрожит.

Вспрыгнул Жаворонок на кочку, глаза прижмурил, горлышко у него задрожало – и полилась песня как весенний ручеёк: зазвенела, забулькала, зажурчала. Сорока и Грач клювы разинули – заслушались. Им-то никогда так не спеть, горло у них не то, только и могут, что стрекотать и каркать.

Долго бы, наверное, слушали, разомлев на вешнем солнышке, да дрогнула вдруг под ногами земля, вспучилась бугорком и рассыпалась.

И выглянул Крот – зашмыгал носом.

– Никак прямо в проталину угодил? Так и есть: земля мягкая, тёплая, снега нет. И пахнет… Уф! Весной, что ли ча, пахнет? Весна, что ли ча, у вас наверху?

– Весна, весна, землерой! – сварливо закричала Сорока.

– Знал, куда угодить! – подозрительно буркнул Грач. – Хоть и слепой…

– Тебе-то зачем наша проталина? – проскрипел Жаворонок.

Крот принюхался к Грачу, к Сороке, к Жаворонку – глазами-то он худо видит! – чихнул и говорит:

– Ничего мне от вас не надо. И проталина ваша мне не нужна. Вот землю вытолкну из норы и назад. Потому что чую: погано у вас. Ссоритесь, чуть не дерётесь. Да ещё и светло, сухо, воздух свежий. Не то что у меня в подземелье: темно, сыро, затхло. Благодать! Ещё и весна у вас тут какая-то…

– Как ты можешь так говорить? – ужаснулся Жаворонок. – Да знаешь ли ты, землерой, что такое весна!

– Не знаю и знать не хочу! – фыркнул Крот. – Не нужна мне никакая весна, у меня под землёй круглый год одинаково.

– Весной проталины появляются, – мечтательно сказали Сорока, Жаворонок и Грач.

– А на проталинах скандалы начинаются, – снова фыркнул Крот. – А ради чего? Проталина как проталина.

– Не скажи! – подскочила Сорока. – А семена? А жуки? А ростки зелёные? Всю зиму без витаминов.

– Посидеть, походить, размяться! – гаркнул Грач. – Носом в тёплой земле порыться!

– А петь-то как над проталинами хорошо! – взвился Жаворонок. – Сколько в поле проталин – столько и жаворонков. И все поют! Нет весной ничего лучше проталины.

– А чего тогда спорите? – не понял Крот. – Жаворонок хочет петь – пусть поёт. Грач хочет маршировать – пусть марширует.

– Правильно! – сказала Сорока. – А я пока семенами и жуками займусь…

Тут снова начались крики и перебранка.

А пока кричали и ссорились, в поле новые проталины появились. Разлетелись птицы по ним весну встречать. Песни петь, в тёплой земле порыться, червячка заморить.

– Пора и мне! – Крот сказал. И провалился туда, где ни весны, ни проталин, ни солнца и ни луны, ни ветра и ни дождя. И где даже спорить не с кем. Где всегда темно и тихо.

Краткая биография Сладкова Николая Ивановича

Николай Иванович Сладков

Николай Иванович Сладков родился 5 января 1920 года в Москве. Отец – Иван Николаевич – работал токарем. Мать – Анастасия Федоровна – занималась домашним хозяйством и детьми.

В 1928 году семья Сладковых переезжает сначала в Ленинград, а 1929 в Детское село (сейчас город Пушкин, до 1918 Царское село). Здесь Николай увлекается наблюдениями за природой, которые начал записывать в свой дневник «Тетрадь наблюдений». В 1934 году Сладковы возвращаются в Ленинград. В школе начал пробовать писать первые рассказы о природе. Николай Иванович начинает посещать кружок юных натуралистов при Зоологическом институте. В этот период его учителем становится Виталий Бианки, который оказывал сильное влияние на Сладкова на протяжении всей жизни. Бианки помогал в литературных экспериментах и передал свою любовь к окружающему миру. В школьные годы увлекся фотографией, а в старших классах, после того как отец подарил ружье, и охотой. Но уже в зрелые годы отказался поход в лес с ружьем, и даже выступал сторонником запрета любительской охоты. В 1938 году Николай Иванович оканчивает школу и решает учиться на биолога, но не прошел по баллам и 1939 году поступает в Гидрографический институт, который не окончил из-за начавшейся войны.

В 1941 году Сладков уходит добровольцем на войну. В 1942 году оканчивает Военно-топографическое училище и служит на Кавказе. После окончания войны продолжает службу. В 1953 году выходит его первая книга «Серебряный хвост», которую очень положительно оценили Бианки, Маршак и Пришвин. В 1957 году демобилизуется и переезжает в Ленинград.

В пятидесятых ведет совместно с Бианки радиопередачу для детей «Вести из леса». В 1958 году Сладкова принимают в союз писателей СССР. С 1961 года очень часто живет в деревне Ерзовка в Новгородской области, сюда на каникулы приезжают его дочь и сын. Часть «Подводной газеты» описывает эти места. Очень много путешествует, как по СССР, так и по Африке и Индии. Очень много поездок совершил в одиночку, и постоянными спутниками были фотоаппарат, диктофон и блокнот. На основе своих впечатлений и наблюдений пишет книги «Севера на юг», «В песках», «Миомбо», «Белые тигры» и другие. В 1977 году за «Подводную газету» Сладков получает Государственную премию им. Н.К. Крупской. В 1987 году выходит трехтомное собрание сочинений. До самой смерти Николай Иванович продолжает любоваться природой и описывать это в книгах. Последней книгой писателя-натуралиста стала «Воробей в шляпе» вышедшая в 1998 году. За свою жизнь написал более шестидесяти книг.

Умер Николай Иванович Сладков 25 июня 1996 года в районной больнице поселка Хвойная в Новгородской области, недалеко от любимой Ерзовки. Похоронен на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге.

.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Детство и юность

Николай Иванович Сладков родился 5 января 1920 года в Москве. Отец маленького Коли трудился токарем, мама была домохозяйкой. С самого раннего детства прогулки доставляли мальчику особое удовольствие. Коля любил бывать в парках и скверах, где можно было встретить то белку, то яркого дятла, то стайку веселых птиц.

Николай Сладков

С переездом семьи в Ленинград такие прогулки стали еще увлекательнее. Семья Сладковых поселилась в Царском селе, которое славится живописными рощами и лесопарками. Здесь Коля научился распознавать «голоса» птиц, различать следы зверей, ядовитые растения от полезных. Свои наблюдения мальчик записывал в дневник, а полученные знания дополнял чтением множества книг о природе, ее тайнах и законах.

Будучи школьником, Сладков записался в кружок юннатов при Ленинградском зоологическом институте. Сюда приходили известные зоологи, которые делились знаниями с ребятами. Одним из них был писатель Виталий Бианки, он оценил дневниковые записи Николая и пригласил его в свою литературную школу. Юные ученики ходили в увлекательнейшие походы по уголкам дикой природы. Здесь Сладков сделал первые шаги в писательском творчестве, написал первые рассказы.

Портрет Николая Сладкова

Молодость писателя пришлась на трудные военные годы. Николай сразу ушел добровольцем на фронт, где его знания природы пригодились как никогда. Парень прошел фронт военным топографом, изучал местность, искал самые короткие и безопасные дороги, участвовал в создании ловушек для фашистов.

Не оставил Николай Иванович полюбившуюся профессию и в мирное время, совместив ее с любимым хобби – делиться любовью к природе в замечательных сочинениях для детей.

Книги

Первые рассказы Николай Сладков написал в начале 1950-х годов, а в 1953-м вышла в свет первая книга под названием «Серебряный хвост». В ней автор собрал короткие истории о своих встречах с забавными лесными обитателями, их жизни в дикой природе, повадках и особенностях. Через 3 года вышел еще один сборник «Безымянной тропой», наполненный впечатлениями писателя о величественных горах Кавказа. В серии из почти 40 рассказов автор описывает необычных обитателей этого ареала, природные достопримечательности: хребты, реки, озера.

Николай Сладков с коброй

Собирая материал для своих произведений, писатель много путешествует. К примеру, книгу «Земля солнечного огня», изданную в 1970 году, он посвятил своему изучению пустыни, жизни обитателей этого мира. Как всегда, в поездке с автором верный помощник – фотоаппарат, позволяющий делать удивительные снимки – будущие иллюстрации издания.

В обширной библиографии литератора есть книги, посвященные путешествию по Африке («Миомбо», 1976) и Индии («Белые тигры», 1981). А сколько раз автор пересек родную страну – просто не счесть: и вплавь, и пешком, и на вертолете. Иногда эти вояжи становились поистине экстремальными.

Книги Николая Сладкова

Известен, к примеру, случай, когда Сладков, планируя проплыть реку Или вниз по течению, лишился байдарки. Тогда он проплыл часть реки до Балхаша вплавь на спине, поместив под голову надувную подушку, а вещи и припасы поместил на резиновый плотик и привязал к ноге.

А однажды Николай Иванович 9 дней прожил на горном карнизе у гнезда беркутов. При подъеме часть горного уступа обвалилась, заключив человека в каменную «ловушку». Писатель питался частью добычи, принесенной для птенцов, а потом потихоньку спустился, используя ветки, заимствованные из гнезда.

Николай Сладков с фотоаппаратом

Однако никакие трудности не пугали писателя-натуралиста. Наоборот, каждое прикосновение к природе приносило новый радостный опыт, знания, которыми хотелось поделиться с читателями.

Самой благодарной и искренней аудиторией писателя всегда были дети. Он сам, полюбив природу еще в нежном возрасте, отчаянно нуждался в книгах, которые стали бы для него проводниками в желанный и волшебный мир. Поэтому сам с упоением писал детские сказки, в которых наделял лесных обитателей человеческими качествами («Бюро лесных услуг», «Лесной календарь»), короткие живые рассказы о том, как взаимодействуют люди и животные («Трясогузкины письма», «Медвежья горка»).

Иллюстрация к рассказам Николая Сладкова

В 80-х годах автор пишет книги «В лес по загадки», «Иду я по лесу», «Азбука леса», которые можно назвать пособиями для юных следопытов. В этих произведениях Сладков погружает читателя в мир наблюдений за природой, описывает следы зверушек, их норы, манеры охоты. Все рассказы автор дополняет лично сделанными фотоиллюстрациями.

Последние произведения написаны автором в начале 1990-х годов. Всего в творческой копилке писателя более 60 книг о природе.

Хронологическая таблица «Основные события жизни и творчества Н. И. Сладкова»

1920 год. 5 января. В Москве в семье токаря Ивана Николаевича и домохозяйки Анастасии Фёдоровны рождается сын Коля.

1928. Семья писателя переезжает в Ленинград, а год спустя в Пушкин. Там Коля начинает вести дневник наблюдений за природой.

1934. Мальчик посещает кружок юных натуралистов, увлекается фотографией, пытается писать первые рассказы.

1939. После окончания школы Николай поступает в Гидрографический институт.

1941. Юноша добровольцем уходит на фронт. Служит топографом на Кавказе и после окончания войны.

1952. Первые рассказы натуралиста печатают в альманахе «Молодой Ленинград».

1953. Выходит в свет первая книга писателя «Серебряный хвост».

1956. Печатается второй сборник рассказов «Безымянной тропой».

1958. Сладков становится членом Союза писателей.

1961. Натуралист поселяется в деревне Ерзовка в Новгородской области.

1976. Печатается книга рассказов про Африку «Миомбо». В этом же годе он получает премию имени Крупской за книгу «Подводная газета».

1981. Выходит в свет сборник рассказов про Индию «Белые тигры».

1987. Издаётся трёхтомное собрание сочинений натуралиста.

1991. Издаётся последняя прижизненная книга натуралиста «Весенние радости».

1996 год. 28 июня. Писатель умирает в районной больнице, его хоронят на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге.

Лесные шорохи

Окунь и НалимЧ удеса подо льдом! Все рыбы сонные — один ты, Налим, бодренький да игривый. Что с тобой такое, а?— А то, что для всех рыб зимою — зима, а для меня, Налима, зимою — лето! Вы, окуни, дремлете, а мы, налимы, свадьбы играем, икру мечем, радуемся-веселимся!— Айда, братцы-окуни, к Налиму на свадьбу! Сон свой разгоним, повеселимся, налимьей икоркой закусим…Выдра и Ворон— Скажи, Ворон, мудрая птица, зачем люди костёр в лесу жгут?— Не ожидал я, Выдра, от тебя такого вопроса. Промокли в ручье, замёрзли, вот и костёр разожгли. У огня греются.— Странно… А я зимой всегда в воде греюсь. В воде ведь морозов никогда не бывает!Заяц и Полёвка— Мороз и вьюга, снег и холод. Травку зелёную понюхать захочешь, листочков сочных погрызть — терпи до весны. А где ещё та весна — за горами да за морями…— Не за морями, Заяц, весна, не за горами, а у тебя под ногами! Прокопай снег до земли — там и брусничка зелёная, и манжетка, и земляничка, и одуванчик. И нанюхаешься, и наешься.Барсук и Медведь— Что, Медведь, спишь ещё?— Сплю, Барсук, сплю. Так-то, брат, разогнался — пятый месяц без просыпу. Все бока отлежал!— А может, Медведь, нам вставать пора?— Не пора. Спи ещё.

— А не проспим мы с тобой весну-то с разгона?— Не бойся! Она, брат, разбудит.— А что она — постучит нам, песенку споёт или, может, пятки нам пощекочет? Я, Миша, страх как на подъём-то тяжёл!— Ого-го! Небось вскочишь! Она тебе, Боря, ведро воды как даст под бока — небось не залежишься! Спи уж, пока сухой.Сорока и Оляпка— О-о-ой, Оляпка, никак купаться в полынье вздумала?!— И плавать и нырять!

— А замёрзнешь?— У меня перо тёплое!— А намокнешь?— У меня перо водоотталкивающее!— А утонешь?— Я плавать умею!— А… а… а проголодаешься после купания?— Ая для того и ныряю, чтоб водяным жучком закусить!

  • В начало
  • Назад
  • 1
  • Вперед
  • В конец

Как медведя переворачивали

Натерпелись птицы и звери от зимы лиха. Что ни день – метель, что ни ночь – мороз. Зиме конца-краю не видно. Разоспался Медведь в берлоге. Забыл, наверное, что пора ему на другой бок перевернуться.

Есть лесная примета: как Медведь перевернётся на другой бок, так солнце повернёт на лето.

Лопнуло у птиц и зверей терпение. Пошли Медведя будить:

– Эй, Медведь, пора! Зима всем надоела! По солнышку мы соскучились. Переворачивайся, переворачивайся, пролежни уж небось?

Медведь в ответ ни гугу: не шелохнётся, не ворохнётся. Знай посапывает.

– Эх, долбануть бы его в затылок! – воскликнул Дятел. – Небось бы сразу зашевелился!

– Не-ет, – промычал Лось, – с ним надо почтительно, уважительно. Ау, Михайло Потапыч! Услышь ты нас, слёзно просим и умоляем: перевернись ты, хоть не спеша, на другой бок! Жизнь не мила. Стоим мы, лоси, в осиннике, что коровы в стойле: шагу в сторону не шагнуть. Снегу-то в лесу по уши! Беда, коли волки о нас пронюхают.

Медведь ухом пошевелил, ворчит сквозь зубы:

– А мне какое до вас, лосей, дело! Мне снег глубокий на пользу: и тепло, и спится спокойно.

Тут Белая Куропатка запричитала:

– И не стыдно, Медведь? Все ягоды, все кустики с почками снег закрыл – что нам клевать прикажешь? Ну что тебе стоит на другой бок перевернуться, зиму поторопить? Хоп – и готово!

А Медведь своё:

– Даже смешно! Зима вам надоела, а я с боку на бок переворачивайся! Ну какое мне дело до почек и ягод? У меня под шкурой сала запас.

Белка терпела-терпела – не вытерпела:

– Ах ты тюфяк мохнатый, перевернуться ему, видишь ли, лень! А ты вот попрыгал бы по веткам мороженым, лапы до крови ободрал бы, как я!.. Переворачивайся, лежебока, до трёх считаю: раз, два, три!

– Четыре, пять, шесть! – насмехается Медведь. – Вот напугала! А ну – кыш отседова! Спать мешаете.

Поджали звери хвосты, повесили птицы носы – начали расходиться. А тут из снега Мышка вдруг высунулась да как запищит:

– Такие большие, а испугались? Да разве с ним, куцехвостым, так разговаривать надо? Ни по-хорошему, ни по-плохому он не понимает. С ним по-нашенски надобно, по-мышиному. Вы меня попросите – я его мигом переверну!

– Ты – Медведя?! – ахнули звери.

– Одной левой лапкой! – похваляется Мышь.

Юркнула Мышь в берлогу – давай Медведя щекотать.

Бегает по нему, коготками царапает, зубками прикусывает. Задёргался Медведь, завизжал поросёнком, ногами задрыгал.

– Ой, не могу! – завывает. – Ой, перевернусь, только не щекочи! О-хо-хо-хо! А-ха-ха-ха!

А пар из берлоги – как дым из трубы.

Мышка высунулась и пищит:

– Перевернулся как миленький! Давно бы мне сказали.

Ну а как перевернулся Медведь на другой бок, так сразу солнце повернуло на лето. Что ни день – солнце выше, что ни день – весна ближе. Что ни день – светлей, веселей в лесу!

Тетеревиные ноты

Ещё не поют в лесах тетерева. Ещё только ноты пишут. Пишут они ноты так. Слетает один с берёзы на белую поляну, надувает шею, как петух. И семенит ножками по снегу, семенит. Крылья полусогнутые волочит, бороздит крыльями снег – нотные строчки вычерчивает.

Второй тетерев слетит да за первым по снегу как припустит! Так точки ногами на нотных строчках и расставит: «До-ре-ми-фа-соль-ля-си!»

Первый сразу в драку: не мешай, мол, сочинять! Чуфыркнет на второго да по его строчкам за ним: «Си-ля-соль-фа-ми-ре-до!»

Прогонит, поднимет вверх голову, задумается. Побормочет, побормочет, повернётся туда-сюда и лапками на своих строчках своё бормотание запишет. Для памяти.

Потеха! Ходят, бегают – расчерчивают снег крыльями на нотные строчки. Бормочут, чуфыкают – сочиняют. Песни свои весенние сочиняют и ножками да крыльями их на снегу записывают.

Но скоро кончат тетерева песни сочинять – начнут разучивать. Взлетят тогда на высокие берёзки – сверху-то хорошо ноты видно! – и запоют. Все одинаково запоют, ноты у всех одни и те же: бороздки да крестики, крестики да бороздки.

Всё разучивают да разучивают, пока снег не сойдёт. А и сойдёт – не беда: по памяти поют. Днём поют, вечером поют, но особенно по утрам.

Здорово поют, как по нотам!

Зимние долги

Расчирикался Воробей на навозной куче – так и подскакивает! А Ворона как каркнет своим противным голосом:
– Чему, Воробей, возрадовался, чего расчирикался?
– Крылья зудят, Ворона, нос чешется, – отвечает Воробей. – Страсть драться охота! А ты тут не каркай, не порть мне весеннего настроения!
– А вот испорчу! – не отстаёт Ворона. – Как задам вопрос!
– Во напугала!
– И напугаю. Ты крошки зимой на помойке клевал?
– Клевал.
– А зёрна у скотного двора подбирал?
– Подбирал.
– А в птичьей столовой у школы обедал?
– Спасибо ребятам, подкармливали.
– То-то! – надрывается Ворона. – А чем ты за всё это расплачиваться думаешь? Своим чикчириканьем?
– А я один, что ли, пользовался? – растерялся Воробей. – И Синица там была, и Дятел, и Сорока, и Галка. И ты, Ворона, была…
– Ты других не путай! – хрипит Ворона. – Ты за себя отвечай. Брал в долг – отдавай! Как все порядочные птицы делают.
– Порядочные, может, и делают, – рассердился Воробей. – А вот делаешь ли ты, Ворона?
– Я раньше всех расплачусь! Слышишь, в поле трактор пашет? А я за ним из борозды всяких корнеедов и корнегрызунов выбираю. И Сорока с Галкой мне помогают. А на нас глядя, и другие птицы стараются.
– Ты тоже за других не ручайся! – упирается Воробей. – Другие, может, и думать забыли.

Но Ворона не унимается:
– А ты слетай да проверь!

Полетел Воробей проверять. Прилетел в сад – там Синица в новой дуплянке живёт.

– Поздравляю с новосельем! – Воробей говорит. – На радостях-то небось и про долги забыла!
– Не забыла, Воробей, что ты! – отвечает Синица. – Меня ребята зимой вкусным сальцем угощали, а я их осенью сладкими яблочками угощу. Сад стерегу от плодожорок и листогрызов.

Делать нечего, полетел Воробей дальше. Прилетел в лес – там Дятел стучит. Увидал Воробья – удивился:
– По какой нужде, Воробей, ко мне в лес прилетел?
– Да вот расчёт с меня требуют, – чирикает Воробей. – А ты, Дятел, как расплачиваешься? А?
– Уж так-то стараюсь, – отвечает Дятел. – Лес от древоточцев и короедов оберегаю. Бьюсь с ними не щадя живота! Растолстел даже…
– Ишь ты, – задумался Воробей. – А я думал…

Вернулся Воробей на навозную кучу и говорит Вороне:
– Твоя, карга, правда! Все за зимние долги отрабатывают. А я что, хуже других? Как начну вот птенцов своих комарами, слепнями да мухами кормить! Чтобы кровососы эти ребят не кусали! Мигом долги верну!

Сказал так и давай опять на куче навозной подскакивать и чирикать. Пока свободное время есть. Пока воробьята в гнезде не вылупились.

Страницы: 1

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Editor
Editor/ автор статьи

Давно интересуюсь темой. Мне нравится писать о том, в чём разбираюсь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Море книг
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector